ШАЛАМОВ И КРУШЕЛЬ О ПЕРВЫХ СОВЕТСКИХ КОНЦЛАГЕРЯХ…

1929-ShalamovV

Одну статью Крушеля «Архангельская катастрофа» мы недавно опубликовали…

Еще больший интерес представляет отклик Сергея Крушеля (Кирсанова) на «Колымские рассказы» Варлама Шаламова:

О концлагерях в очерках В. Шаламова

С исключительной объективностью рисуют эти очерки черты такого существенного элемента социализма как концентрационные лагеря. Но в то же время автор допускает неточность, которая может быть использована в свою пользу партийной пропагандой КПСС при разговорах о так называемых «ленинских правовых нормах». Весьма важно поэтому установить факт,  к о г д а  возникли в Советском Союзе концлагеря: еще при жизни «Ильича», или только после его смерти? Но самое существенное — это решение вопроса, был ли вообще  о т х о д  от этих норм или только дальнейшее их развитие?
Очерк «Сергей Есенин и воровской мир»* начинается словами:
«Ранней грязной уральской весной двигался пеший «этап». Шел 1929 год, последний год, когда в России был всего один концентрационный лагерь, единственный СЛОН — Соловецкий Лагерь Особого Назначения. Открывалось четвертое отделение СЛОНа на Северном Урале. Остров Соловки, Кемь, Ухта-Печора еще в прошлом году бросили туда своих «опытных» заключенных».
Несколько дальше мы читаем в том же очерке:
«СЛОН был единственным тогдашним лагерем, но отнюдь не первым в послереволюционной России. Первый лагерь был открыт в 1924 году в Холмогорах, на родине Ломоносова. Там содержались матросы — участники Кронштадтского мятежа. Вернее, половина участников, точнее — чётные номера той страшной шеренги, в которую были построены все мятежники на Кронштадтском молу после подавления мятежа.
После расчета на «первый-второй», нечётные номера по команде шагнули на пять шагов вперед и были расстреляны.
…В 1925 году был на месте монастыря открыт концлагерь: уголовники, белогвардейцы и сектанты — вот три группы заключенных в этих первых лагерях».
Автору этих строк, правда, несколько позже, в конце 1931 года, пришлось пройти той же самой дорогой и в том же этапном порядке, что и дает мне основание внести необходимые коррективы.
Судя по датам, приводимым В. Шаламовым, получается, что первый лагерь возник тогда, когда «Ильич» уже сошел со сцены в Советском Союзе. Но это совершенно неверно, так как первые лагеря были созданы не только при жизни Ленина, но и при его непосредственном участии.
Декрет ВЦИКа о создании «Лагерей Принудительных Работ» был опубликован 15 апреля 1919 года в газете «Известия». Хорошо известно, что без указания и санкции Ленина никакие декреты и иные правительственные акты не принимались и не публиковались. Таким образом, создание концлагерей лежит целиком на ответственности самого «Ильича».
Первые лагеря в Холмогорах возникли вскоре после опубликования этого декрета, а не в 1924 году, как пишет В. Шаламов. Также значительно раньше возник и лагерь на Соловецких островах. Например, Борис Ширяев в его книге «Неугасимая лампада», посвященной воспоминаниям о Соловецких лагерях, пишет, что он был осужден и сослан туда в 1922 г. Его воспоминания относятся к 1923 году, когда Соловки были не новым, а уже вполне обжитым лагерем. А ведь это было еще  л е н и н с к о е  в р е м я.
Четвертое отделение CJIOHa (позже — УВЛОН, а затем — ВИТЛ**) также возникло значительно раньше, правда, в послеленинское время. Прибыв туда по этапу в конце 1931 года, я застал там еще некоторых старожилов, доставленных не в 1929 г., а в зиму 1926/27 г., то есть значительно раньше, чем указано В. Шаламовым. Этот более ранний срок открытия Вишерского лагеря подтверждается также и следующим: когда весной 1929 г. я приехал в качестве монтажного инженера на строительство ТЭЦ***, тогда еще вольного строительства расширявшегося Березниковского содового завода, то по Каме сверху уже сплавлялись плоты с маркировкой «Вишхимз» — надпись, камуфлировавшая перед внешним миром Вишерские лагеря. Лесозаготовительные командировки этих лагерей работали тогда уже полным ходом, так же, как велось и строительство Вишерского целлюлозно-бумажного комбината, который возводился руками вишерских каторжников.
Помимо этой главной ошибки в датах, хотелось бы отметить еще некоторые детали. Цитирую снова В. Шаламова:
«’Этап’, который шел на север по уральским деревням, был этапом из книжек — так всё было похоже на читанное раньше у Короленко, у Толстого, у Фигнер, у Морозова…
Пьяные конвоиры… и поминутно — щелканье затворами винтовок… свежая солома на земляном полу сараев этапных изб…»
Сначала о самом этапном пути. Солома-то в избах была отнюдь не свежая, а тертая-перетертая предыдущими ночевавшими там этапами; конвоиры не только щелкали затворами, но использовали их и более эффективно, приводя в исполнение вступительную команду при трогании этапа с места:
«Шаг вправо, шаг влево считается попыткой к бегству. Конвою приказываю, в случае попыток к бегству, применять оружие самостоятельно, без предупреждения. Этап, следовать за мной!»
Такова была формула, произносимая начальниками этапов. Это можно дополнить еще тем, что шагом вправо или влево могло также считаться, если измученный этапник споткнется и упадет не перед собой, а в сторону. А зимой этап шел по глубокому снегу, по протоптанному следу, «гуськом», так что упасть внутри строя шансов было мало, и в особенности очень часто падали старики.
Далее, в сравнении с рассказами Короленко или Толстого есть одна небольшая, но существенная неточность. В этих описаниях и во всех опубликованных воспоминаниях тех времен никогда не фигурирует тема  г о л о д а, а в ленинские, сталинские и теперешние времена это одно из основных переживаний и воспоминаний. Также в картинах, нарисованных и Короленко, и Толстым, и другими, обычно фигурируют сани или подводы для отстающих, больных и слабосильных. В наше время этой роскоши не знали, зато были  с о б а к и  и собаководы…
Я позволил себе сделать приведенные замечания только по тем соображениям, что вольные или невольные ошибки и неточности, оставаясь на будущее как показания очевидцев, искажают действительную картину, а в данном случае могут еще способствовать поддержанию мифа о «всеблагом Ильиче».

* «Грани» № 77, стр. 42-43. — Ред
** УВЛОН — Управление Вишерскими Лагерями Особого Назначения. ВИТЛ — Вишерские Исправительно-Трудовые Лагеря. Последнее переименование произошло около 1930 г. — С. К.
*** ТЭЦ — тепловая электроцентраль. — С. К.

С. Кирсанов  (Грани. 1971. №79). 

Лет 10 назад мы опубликовали список первых заключенных первого советского концлагеря, основанного во времена «Ильича»в 1919 году…

На днях в одной архангельской газете появилось фото его первого коменданта, разумеется, без указания этой его должности…

Юрий Дойков

19 июня 2018

Архангельск

Опубликовано Рубрики Блог