«ЛЕВИАФАН» МСТИТ ПРАВОЗАЩИТНИКУ… (СЕРГЕЙ МОХНАТКИН)

B555197F-4D44-401C-BB96-7ACB84A76E5E_w1023_r1_s

Сергей Мохнаткин в офисе Московской Хельсинкской группы

С июня 2017 года российский правозащитник Сергей Мохнаткин отбывал срок в архангельской ИК-21…

ИКСА, Плесецкий район Архангельской области…

С конца XVIII века родовые места российской ветви Дойковых…

В декабре 2018 года Мохнаткин вышел на свободу…

Его вчерашнее интервью «Радио «Свобода»:

«–​ Что такое русская тюрьма?

– Русская тюрьма – это смесь беспредела с каким-то макиавеллевским самоутверждением сотрудников ФСИН, основанным на унижении осужденных. У многих это личная инициатива – обязательно унизить. Если заключенный по своему характеру и поведению не похож на быдло и имеет чувство собственного достоинства, в русской тюрьме это вызывает громаднейшую злобу. Без всяких послаблений с попаданием в ШИЗО и ПКТ. <…>

–​ Били?

– Они меня схватили в помещении ВКС (видео-конференц-связь), а собственно били уже в коридоре. То есть для меня это было опять же неожиданное нападение, но последствия были самые нехорошие.

– Били те же люди?

– Да, те же люди. Один из них уже не один раз бил меня в камере. Не убил, правда. Потому что бывает и хуже. Опрыскивал газом. Там решетчатое окошко. Там из камеры-то не сбежишь, поэтому она не выветривается. Это не на улице. Я даже не сразу понял. Слезы текут, чихаешь, все жжет. И вот он был в том числе, то есть ему понравилось издеваться.

–​ А он – это кто?

– Это капитан Тихин или Тишин, в общем, заместитель дежурного помощника начальника колонии. Он как начальник, получается, по блоку штрафного изолятора и помещений камерного типа. Я там в «одиночке» практически просидел все время, что был на ИК-21: с лета 2017 года и почти до выхода на свободу в декабре прошлого года.

– Эти люди били вас потому, что получали от этого кайф и удовольствие или это мера устрашения?

– Без сомнения, это доставляет им удовольствие. Я считаю, что это элемент какой-то болезни – то, что называется садизмом, он, видимо, присутствует в их сознании. Но считать их невменяемыми, сумасшедшими я не стану. Они отлично знают, что они делают.

– Это не маньяки из фильмов ужасов?

– Нет, конечно! Они хорошо все понимают. У них есть семьи какие-то нормальные или еще что-нибудь. Они отводят душу. Они испытывают ненависть. И очень трудно этому противостоять, потому что, я говорю, как там ни обращайся к ним «на вы», с совершенно адекватными вопросами, связанными только с исполнением их обязанностей… Ничего ведь никогда не спросишь, что не положено.

– Что вы читаете в глазах сотрудника, когда он наносит вам удары?

– Во-первых, глаза можно и не увидеть, могут ударить сзади. К стенке поставить – по печени, по почкам. Не остается через куртку следов. Отбить органы могут за милую душу в пять секунд. Вообще там понимают только силу. Если ты сумеешь добиться какого-то привлечения внимания – все-таки прокуратура сработает, тогда они понимают. Хороший язык очень мало кто понимает из сотрудников…»

Впереди Сергею Мохнаткину «светит» еще два уголовных дела…

Человек против Левиафана…

Юрий Дойков

12 марта 2019

Архангельск

 

Опубликовано Рубрики Блог