Архангельская сага Луизы Кирилиной

ЛЕЙТЕНАНТ ГЛЕБ НИКОЛАЕВИЧ КИРИЛИН.
(1895 ЦАРСКОЕ СЕЛО-1920 ХОЛМОГОРЫ)
 
Доброволец Северного фронта.
Сын генерал-лейтенанта Кирилина, начальника военно юридической академии, председателя военно-окружного суда в Петербурге.
 
Сражался на Пинежском фронте.
Офицер связи при Британском командовании.
Все белогвардейцы, сдавшиеся вместе с ним в районе Сумского Посада на условиях сохранения жизни были, конечно, расстреляны чекистами.
 
Его вдова — Луиза Кирилина (племянница последнего шведского консула в Петрограде) работала в миссии Нансена в Москве и покинула Совроссию в 1924-ом…
Умерла после 1953года. В Канаде, вероятно …

another

«Где лебеди? – А лебеди ушли. А вороны? – А вороны остались». – эти строчки Цветаевой могли быть эпиграфом к воспоминаниям Луизы де Кирилиной Лоуренс «Другая зима, другая весна», опубликованных в США в 1977 г. на английском языке.

… В 40-градусную жару американского Среднего Запада августа 1995 года повеяло февральскими архангельскими морозами 1920 года, когда несколько тысяч солдат и офицеров Северной армии генерала Миллера выступили в свой последний поход к норвежской границе – навстречу смерти.

Среди них был и муж Лизы Кирилиной – лейтенант Глеб Кирилин. Но все по-порядку: 20-летняя шведка познакомилась с пленным русским лейтенантом в лагере для военнопленных в 1916 году в Дании. Глеб Кириллин, сын русского генерала, уроженец Царского села («Отечество нам – Царское село» – писал певец Свободы, но не империи – Пушкин), попал в плен тяжелораненым. Два его брата погибли в боях первой мировой. В 1917 г. Глеб Кирилин вернулся в Москву, но быстро понял, что режим, установившийся в стране после 1917 года не для таких как он. Едва избежав расстрела в ЧК, он возвращается обратно. В первых числах 1919 года в одной из церквей Копенгагена состоялось венчание русского лейтенанта и его шведской возлюбленной (Луиза была из знатной шведской семьи).

А вскоре Глеб уехал сражаться за свободу России на Север в Архангельск в армию генерала Миллера. Луиза последовала за ним. В своих воспоминаниях она не упоминает о декабристских женах, поехавших за своими мужьями, «государственными преступниками» в сибирскую ссылку, но когда она пишет о своем отъезде из Архангельска на пинежский фронт (вслед за Глебом), образы Катерины Трубецкой-Лаваль и Марины Раевской проступают в шведке очень зримо…

Большая часть почти трехсотстраничной книги воспоминаний Луизы Оскаровны (так звали ее в Архангельске) Кирилиной посвящены описанию событий 19919–1920 годов в нашем крае.

«Белое дело» закончилось поражением. Рыцари «белой мечты» уходят к норвежской границе. Лизу арестовывает ЧК, но, к счастью, вскоре выпускает.

Самые трагические страницы книги – это рассказ о поисках Глеба. «Лебединый стан» Цветаевой почти 40 лет пролежал в архиве Базельского университета, прежде чем был опубликован в Мюнхене. «Лебединый стан» в прозе ее шведской сестры, надеюсь, будет опубликован по-русски в Архангельске, а пока кратко о дальнейшем.

Лиза знала, что Глеб был захвачен в плен вместе с другими пятистами офицерами Северного фронта и отправлен в Москву. Выпущенная из архангельской тюрьмы она едет туда. Мечется между Покровским и Ивановским лагерями в поисках Глеба. Пронесся слух, что 500 офицеров, взятых на Северном фронте, отправлены обратно в Архангельск для «суда».

Лиза бросилась на вокзал. Там она встретила знакомую архангелогородку, произнесшую «каменные слова» – «Все мертвы»; в ночь с 7 на 8 июля (1920 г. – Ю.Д.) группа офицеров Глеб в том числе, расстреляны из пулеметов в Холмогорах…

Следующая глава книги воспоминаний Луизы Кирилиной озаглавлена «В поисках доказательств».

Трудно поверить в смерть любимого. Через руководителя приехавшей в Москву  шведской рабочей делегации Катю Дилстрем, Лиза пытается попасть на прием к Троцкому, чтобы получит точные сведения о судьбе Глеба. Но Троцкий «занят». Лизу принимает Луначарский и направляет ее к Менжинскому, руководителю ЧК заму Дзержинского. Ответа нет и от него.

В середине 20-х годов Луиза Кирилина уехала из России. До отъезда она работала в Шведском Красном Кресте. Она была с русским народом в страшные 1921–1924 годы, когда миллионы людей тогда умирали от голода, и она была в самом пекле – в волжских степях, в Новочеркасском и Ростовском регионах.

О судьбе Глеба ответ пришел только через 10 лет после их разлуки в Архангельске, в феврале 1920 года.

В книге историка С.Мельгунова «Красный террор в России» она прочитала о Холмогорском лагере смерти, где тысячи заключенных «цвет русской молодежи» были расстреляны, здесь же Лиза прочитала и о расстреле 800 офицеров летом 1920-го: «Наконец-то исторический факт лежал передо мною»

А еще через 47 лет в Нью-Йорке появился ее Реквием

Юрий Дойков

Урбана Шампейн.
Иллинойс, США.
Август 1995 года

One thought on “Архангельская сага Луизы Кирилиной”

Обсуждение закрыто.